Телефон:
+7 (914) 700-90-94
E-mail:
dalurist@mail.ru
Версия для
слабовидящих
» » НОТАРИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ УЧАСТНИКОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ
28
май
2017

НОТАРИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ УЧАСТНИКОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Настоящая статья затрагивает некоторые вопросы использования нотариата в качестве эффективного правового инструмента защиты прав участников предпринимательских отношений. Несмотря на развитие правового регулирования предпринимательской деятельности, автор отмечает существование ряда правовых пробелов в этой области.

Согласно ст. 2 Конституции РФ защита прав и свобод человека и гражданина признана обязанностью государства. Во исполнение указанной обязанности государство создает различные правовые механизмы, посредством которых обеспечивается беспрепятственная реализация этих прав и свобод.

В соответствии со ст. ст. 35 - 39 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате на нотариат возложена следующая основная функция: обеспечение защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариальных действий от имени государства.

Государство всегда относило нотариат к сфере защиты имущественных прав физических и юридических лиц. Нотариальные акты, удостоверяющие имущественные права, всегда являлись средством защиты вещных и обязательственных прав. Между тем одной из основных признанных целей гражданского права является защита субъективных прав граждан и организаций.

Одним из значимых результатов современной реформы отечественного гражданского законодательства, различные аспекты которой активно обсуждаются профессиональным юридическим сообществом, стало расширение компетенции нотариусов в обеспечении прав и законных интересов граждан и юридических лиц при совершении нотариальных действий в сфере корпоративных правоотношений. Это обусловлено введением Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" правила о возможности подтверждения принятия общим собранием участников хозяйственного общества решения и состава присутствовавших при его принятии участников путем нотариального удостоверения (п. 3 ст. 67.1 ГК РФ). В целях обеспечения практической реализации данной новеллы Федеральным законом от 29 декабря 2014 г. N 457-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" соответствующие изменения были внесены в Основы законодательства РФ о нотариате. Так, в число нотариальных действий включено удостоверение решений органов управления юридическим лицом (п. 29 ст. 35); Основы дополнены главой XX.3, ст. 103.10 которой содержит конкретные правила, регламентирующие порядок совершения указанного нотариального действия.

Как известно, общество с ограниченной ответственностью может быть учреждено одним лицом либо в дальнейшем стать обществом с одним лицом (абз. 2 п. 2 ст. 7 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - ФЗ об ООО)). Существенной особенностью такого общества является принятие решений, относящихся к компетенции общего собрания участников, его единственным участником единолично. Относительно данного решения в ст. 39 ФЗ об ООО установлено лишь императивно сформулированное требование его письменного оформления. В связи с этим возникает вопрос: должен ли единственный участник общества подтверждать свои единоличные управленческие решения в порядке, предусмотренном подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ?

Согласно разъяснениям Банка России, содержащимся в письме от 19 ноября 2014 г. N 31-2-6/6513, на хозяйственные общества (акционерные и с ограниченной ответственностью), состоящие из одного участника, правила о необходимости подтверждения принятия общим собранием участников решения и состава собрания, закрепленные подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, не распространяются. Логика подобного суждения исходит из того, что в обществах с одним участником принятие решения по вопросам, отнесенным к компетенции общего собрания, производится не по процедуре общего собрания, а в форме единоличного решения. В отличие от этого буквальное толкование положений п. 3 ст. 67.1 ГК РФ предполагает подтверждение состава участников общества и факта принятия соответствующего решения именно данным составом. С учетом сказанного Банком России был сделан общий вывод об отсутствии в хозяйственных обществах с одним участником (акционером) юридически значимых обстоятельств, требующих подтверждения в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 67.1 ГК РФ.

Позиция ЦБ РФ вызывает определенные возражения. Как было отмечено ранее, в ООО, состоящем из одного участника, решения по вопросам, составляющим компетенцию общего собрания, принимаются этим участником единолично. К такому обществу не применяются нормы о порядке, сроках созыва и проведения общего собрания участников, установленные ст. ст. 34 - 38 и 43 ФЗ об ООО. Исключение сделано относительно сроков проведения годового общего собрания участников общества.

Более того, положения ФЗ об ООО, согласно абз. 4 п. 2 ст. 7, в полной мере распространяются на общества с одним участником, если данным Законом не предусмотрено иное и это не противоречит существу соответствующих отношений. В силу прямого указания ФЗ об ООО на такие общества кроме указанных норм не распространяются также положения, установленные п. 2 ст. 25, ст. ст. 45 и 46 этого Закона. Никаких иных исключений, в том числе касающихся установленного подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ порядка подтверждения принятия решения обществом, в ФЗ об ООО не обозначено.

Вряд ли можно также оценивать применение к обществу с ограниченной ответственностью введенных подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ правил противоречащим существу соответствующих отношений. Мы исходим из того, что в обществе, состоящем из одного участника, его единоличное решение, принятое по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания, является функциональным аналогом решения общего собрания участников ООО. Поэтому принятое по таким вопросам единоличное решение участника требует подтверждения в соответствии с положениями подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ. На решения по вопросам, не относящимся к компетенции общего собрания участников общества, данные правила не распространяются.

И наконец, в п. 3 ст. 67.1 ГК РФ не установлено никаких исключений в отношении общества с ограниченной ответственностью, состоящего из одного участника, что предполагает применимость к нему соответствующих правил.

Полагаем, что при приведении ФЗ об ООО в соответствие с положениями ГК РФ рассматриваемый вопрос также требует своего законодательного разрешения. В заключение отметим, что практическая реализация в корпоративной практике законодательных нововведений по нотариальному удостоверению факта принятия общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью решения и состава присутствовавших при его принятии участников общества требует создания системы развернутого методического обеспечения по практическому осуществлению данного нотариального действия.

Представляется, что расширение компетенции нотариусов в оказании содействия в осуществлении прав юридическим лицам (в том числе и обществам с ограниченной ответственностью) является положительной тенденцией. Действующее законодательство о нотариате позволяет нотариусу оказывать эффективное содействие юридическим лицам в осуществлении их прав, а его совершенствование и дальнейшее расширение компетенции нотариусов по означенному вопросу позволят юридическим лицам еще более качественно охранять и защищать свои права, что, безусловно, положительно скажется на стабильности экономики страны и на упорядочении имущественного оборота в России.

(Меньшикова В.А.)  ("Юстиция", 2016, N 4)

скачать dle 11.3
Прокомментировать
   
692132
Приморский край, г. Дальнереченск
Copyright © 2016-2017. Evgeny Shesternin. All rights reserved.
Яндекс.Метрика
Индекс цитирования